127055, Москва, ул. Лесная 39
Пн-Пт 9:00 — 18:00
Сб, Вс — выходной
Мы в социальных сетях:
5 Марта 2018

На прошлой неделе состоялись сразу две конференции, на которых обсуждались темы процедуры банкротства: от субсидиарной ответственности до участия аффилированных лиц в этом процессе и квалификации внутрикорпоративных займов для реестра кредиторов. Эксперты обсудили новые подходы в правоприменительной практике, выработанные арбитражными судами, разобрали громкие споры года и линии защиты от юристов.

Спорные вопросы банкротства поднял Сергей Кислов, партнер «Ковалев,Тугуши и партнеры», на конференции от Право.ru «Судебная споры – 2017-2018». Спикер рассказал про внутрикорпоративные займы, которые фигурируют у несостоятельного должника, указав на позицию ВС. Законодательство не относит сами по себе корпоративные долги к особым «пониженным очередям» в реестре. По словам эксперта, в таких ситуациях обычно существует группа лиц, которая создается аффилированным лицом либо для удобства ведения бизнеса и имеет одну цель, или для защиты и управления активами. Докладчик говорит о необходимости относиться к группе как к единому лицу, что заставляет поверить в обоснованность законодательной инициативы по понижению таких требований. Что касается, намеренных действий по недопущению возможности потери активов, в том числе и на случай банкротства. В этом случае нет оснований не говорить о законодательном понижении требований внутригруппового долга. Тем не менее следует помнить о том, что если предпринимательская деятельность производится через хозяйственные общества, то ответственность за неё ограничена.

Суды активно опираются на принцип соразмерности реституционного требования общих величин реестра требований кредиторов, отметила Алина Пальцева из Alliance Legal CG. Это касается споров о признании сделок недействительными, безотносительно к обстоятельствам конкретного дела. По словам эксперта, такая ситуация предоставляет возможность недобросовестным контрагентам обогатиться за счет должника, который теряет возможность восстановить свою платежеспособность. Юрист подчеркнула, что это прямо противоречит основным принципам и началам как гражданского права, так и законодательства о банкротстве.

Рустем Мифтахутдинов, доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права МГЮА, рассказал, о появление субсидиарной ответственности в России. По словам докладчика, новый институт был необходим, так как с руководителей компании не получалось взыскивать убытки. При это возникла еще одна проблема. Процент исполнения решений по субсидиарной ответственности в первые годы составлял 0,25%. «Выносить решения о взыскании мы научились, а исполнять – нет», подчеркнул эксперт. Контролирующие лица стали защищаться от такой ответственности несколькими путями: от назначения номинальных директоров или акционеров до проведения контролируемых банкротств. Ожидается, что недавние реформы механизма субсидиарной ответственности должны исправить эти трудности, в частности, расширить круг контролирующих лиц.

Тему субсидиарной ответственности собственников и менеджмента и ее границы при проведении банкротства обсудили на другой конференции «Банкротство: законодательство, опыт, практика», от издательского дома «КоммерсантЪ». Выступление спикера «Инфралекс» Станислава Петрова было посвящено проблемам применения новых положений Закона о банкротстве, которые ужесточили ответственность топ-менеджмента лиц, контролирующих должника-банкрота. Спикер затронул вопросы о номинальных директорах и конечных бенефициаров должника, основаниях их привлечения к субсидиарной ответственности, ее размерах и инструментах, которые могут быть использованы для этого.

Банкротства компаний с этого года начнут проходить по новым правилам. Постановление пленума ВС РФ в конце декабря 2017 года разъяснило, как следует применять поправки в Закон о банкротстве: ужесточили субсидиарную ответственность лиц, фактически контролирующих компании, номинальных директоров, главных бухгалтеров, а также членов ликвидационных комиссий.